Сын

Пока ребёнок маленький, мечтаешь о том, чтобы он скорее вырос. Дурак потому что. Не догадываешься, что по сравнению со взрослыми проблемами детские — это так, ерунда. Плохо спал первые четыре года жизни? Зато теперь не добудиться! Кашу каждый раз под танцы с бубнами приходилось заталкивать в рот, половину выплёвывал, половину по себе размазывал? Зато в пубертат сметает полное содержимое холодильника в один подход. Нужно было возить его через полгорода к логопеду, а вечером, проклиная всё на свете, клеить кубики Зайцева? Поди это проще, чем круги по потолкам наматывать, пока он ЕГЭ сдаёт!

В три года научился читать. Зато молчал, как партизан. Читал в себя, бесслышно шевеля губами.

— Может он немой? — волновалась я.

Логопед задумчиво смотрел сквозь меня.

— Мальчики позже начинают говорить, это нормально.

— А вдруг он немой?

— Сама вы немая, — сердился логопед. — Посмотрите какие у него умные красивые глазки. Видите?

— Вижу.

— Ну вот! А вы волнуетесь.

— А они не косят?

У логопеда заканчивалось терпение, и он выпроваживал меня из кабинета. Сын, произнося в себя слоги, складывал из кубиков длинные слова: па-ро-ход, шо-ко-лад, жа-во-ро-нок.

Заговорил в четыре и потом не умолкал года два, даже во сне сыпал вопросами.

— Как называется обратная сторона колена?

— Чем перья к голубям прикрепляют? Пластилином или клеем?

— Что такое жды? Как это нет такого слова? Есть: два! жды! два!

А потом он окончательно вырос. И оказалось, что вопрос про обратную сторону колена в пять часов утра — цветочки. Зато ягодки — это волноваться, где он шляется посреди ночи и почему не отвечает на звонки!

Нарисуется на рассвете, с невинным выражением лица и жухлым букетом роз: — Сюрприз!

Истинно вам говорю — сюрпризами выстлан путь родителя к могиле.

И главное не рассердиться и не наорать — постоянно отшучивается.

Составляю меню — ждём гостей.

— Толму сварю, если свежий виноградный лист найду. И баранину запеку. А может курицу? Или рыбу?

— Мам!

— И пахлаву! Пахлаву испеку. Или эклеры?

— Мамэле, уймёшься ты наконец?

— Я же хочу как лучше!

— Дэйенерис тоже хотела как лучше! Помнишь чем это закончилось?

Сходили в магазин за продуктами. Договаривается по телефону о встрече:

— Давайте в пять, раньше не успею, в магазин вышли. Скорость? Скорость у нас обычная: мать бегом, я ползком.

В мае поехал с друзьями на ролевую игру в Смоленскую область. Собирала как на штурм Эвереста. Даже складной нож-отвёртку положила, мало ли, вдруг нужно будет кому-нибудь что-нибудь отвинтить. Вернулся из универа, выгреб из рюкзака половину содержимого. Пощупал спальник.

— Джипиэс не установила? Нет??? Сдаёшь, мать.

Долго любовался содержимым аптечки:

— Скальпель забыла положить.

— Зачем вам скальпель?

— Если ещё и скальпель — можно будет кому-нибудь аппендикс вырезать.

— Где книга о Мартине Лютере Кинге на английском? Ночами буду друзьям читать.

— Зачем?

— К тому времени разберёмся зачем.

Спрашиваю, все ли едят свинину — хочу им сэндвичи с бужениной в дорогу положить.

— Игорь не ест.

— Он мусульманин?

— Не знаю. Спрашивать неудобно.

— Имя вроде русское.

— Ну и что? У меня тоже не особо армянское имя! Купила Игорю варёно-копчёной говядины.

Сооружаю сэндвичи: мясо, сыр, помидоры, зелёный салат, аджика. Эмиль убирает их в походную сумку. Одевается, собирается выходить. И тут меня пронзает догадка:

— Боже мой, Эмиль, а вдруг Игорь еврей?

— Мам, ну ты вообще! И что если еврей?

— А я говядину с сыром положила.

— И?

— Мясо с молоком — некошерно! Знаешь что, пусть он разделит бутерброд на две части и ест в два приёма. Тут будет сыр, там — говядина. Хотя не уверена, что так можно.

— Разберёмся.

Проводила.

Вечером прилетает укоризненная смска:

«Мам. Игорь русский. Просто вегетарианец».

Еле отошла от Смоленской области, грянуло новое испытание! Сдал сессию, собрался с друзьями в Карелию — выживать в лесах и сплавляться по рекам.

Попросила отчитываться каждый вечер сообщением. Я мать, имею право знать, что всё у тебя хорошо. На большее не претендую, одна коротенькая смска и всё! Пересказала историю, услышанную от моей американской подруги, муж которой съездил с друзьями на рыбалку и попал в настоящий шторм. Пока одного горе-рыбака выворачивало за борт, а другой боролся со стихией хаотично и бессмысленно, третий набирал жене сообщение: «Дорогая, пока рано волноваться!»

Смеялся.

У лифта обнадёжил:

— Смсок от меня не жди, прямо сразу начинай волноваться.

Уехали. Сутки тишины.

На вторые приходит сообщение от друга Пети:

«Всё в порядке, мы плывём».

Отвечаю, выждав положенные десять минут (главное не выдавать волнения):

«Спасибо большое. Берегите себя».

Терзаюсь мыслью, почему написал Петя, а не Эмиль.

Проходят ещё два дня. Ни ответа ни привета. Воображение рисует страшные сцены из фильма «Выживший». Не даёт покоя мысль, где они в карельских лесах найдут лошадь, чтобы спастись от арктического мороза, который может грянуть в любой момент посреди июля.

Выждав до вечера, набираю смску Пете:

«Вы там живы? Почему Эмиль не пишет? Телефон потерял или совесть? Или и то, и другое?»

Дрожащей рукой пришпандориваю жалкий смайлик. Чтоб не думали, что переживаю.

Спустя мучительные 8 часов приходит ответ:

«Живые, ничего не терял, просто мы по очереди решили телефонами пользоваться, чтоб заряда точно хватило».

Могла, между прочим, сама догадаться.

Хочешь всю жизнь ощущать себя дебилом? Роди сына.

Источник: findimindi.ru

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓