— Слушай, тут такое дело, — Татар нервно перебирает пальцами на руле. – На охоту я собираюсь. Дело есть одно. Поехали…

Встретил на днях знакомого. Лет сто не видел. Стоит гордый такой. «На охоту собираюсь, изюбря добуду», — говорит. А как добывать будешь?» — спрашиваю. Говорит рог купил у одного народного умельца. «Дуну в него, изюбрь на меня выйдет, тут я его и хлопну» — и для убедительности показывает, как он зверя хлопать будет.

«А, ну ежли в рог, тоды другое дело», — говорю и рассказываю ему вот эту историю, что приключилась со мной несколько лет назад аккурат в такое же время – в середину октября не пойми какого года.

История начиналась как в сказке. Пятница. Вечер. Трезв аки стекло. С небес накрапывает противный дождик. Настроение, тем не менее, в норме. Иду слушаю музычку. Обозреваю давно приевшиеся глазу достопримечательности. Мимо по улице проносится Isuzu Bighorn. На каком-то расстоянии от меня тормозит с визгом и сдает назад. Из окошка торчит счастливая мордаха Татара. По жизни он Стас, но все зовут Татаром. На переднем пассажирском такой же счастливой мордахой светится Володя. Если судить по блуждающей улыбке на его лице – пятница у него задалась.

  • Олега, здорова, — хором.
  • Привет, — говорю. – Куда путь держите.
  • Слушай, тут такое дело, — Татар нервно перебирает пальцами на руле. – На охоту я собираюсь. Дело есть одно. Поехали…

Поехали. По ходу Татар рассказывает в чем собственно говоря состоит дело, а Вова наливает водки в пластиковый стаканчик. Чокаемся, выпиваем за успех дела, а состоит оно в следующем…

На охоту Татар в этот раз решил подготовиться по-взрослому, обычно у него все это заканчивалось мега-пьянкой на лоне природы и двумя, максимум тремя убитыми рябчиками, но сдается мне бедные птички погибали не от дроби, а от испуга, наблюдая как на них с ружжом наперевес надвигается в усмерть пьяный Татар.

В этот же раз Стас зарекся пить водку на охоте, это важно, а кроме этого договорился с каким-то народным умельцем на изготовление берестяного рога, имитирующего рев изюбря.

  • Зайду я с этим рогом на полянку, дуну в него. Изюбрь подумает, что это какой-то офигевший от безбабья изюбрь, захочет с ним сразиться и пойдет ко мне и тут я, с карабином, — в этом месте рассказа Татар даже сощурил глаз, типа, прицеливается.

Заехали к умельцу. Татара долго не было, торговался, наверное. Татар татаром, но жид он еще тот. Пока сидели-ждали, приговорили 0,5 с Вовой.

Татар вернулся с берестяной трубой.

  • Вот жид, этот умелец, — говорит Татар. – Договаривались на одну цену, а он мне ее в вдвое поднял, да еще и делал рог в два раза дольше. Ну, и чё, куда едем?
  • За водкой, разумеется, — говорит Вова.

Едем за ней, окаянной. Потом смотрю подъезжаем к нашему городскому зоопарку.

  • Татар, ты чего зверушек решил посмотреть?
  • Сейчас рог испытывать будем.
  • ?
  • Там в зоопарке есть изюбрь Кеша. Я в рог дуну, он откликнется, значит, все работает, — раскрывает Татар свой замысел.

Городской зоопарк заслуживает отдельного разговора. Какой гений решил его воткнуть в самом центре жилого массива, сегодня уже хрен догонишь, но вся семечка в том, что все это учреждение жутко воняет круглый год и по ночам издает леденящие кровь звуки, то волки завоют, то медведи реветь начнут, то верблюд пердеть. Но самое страшное, когда начинают «петь» павлины… До сих пор с ужасом вспоминаю как попал под павлинов.

Иду как-то поздним летним вечером домой изрядно вкепанный. Шторки периодически закрываются, но упорно бреду. И надо же было такому случиться, что в том самый момент, когда сознание практически полностью меня покинуло, прохожу мимо зоопарка. Раздался в этот момент то ли крик, то ли рев. Мало того, что с меня весь хмель как ветром выдуло, так еще чуть кирпичей не наложил целую грядку. Стою, соображаю, что бы это могло быть и тут понимаю, что стою рядом с забором зоопарка, за которым слышится хлопанье крыльев, какое-то бульканье и снова крик.

  • Йоптыть, долбанные вы фазаны, — выругался я на павлинов и пошел дальше.

Как с таким соседством живут, в окружающих зоопарк домах, ума не приложу. Я бы давно умом тронулся.

  • А давай я первый дуну? – говорит Вова. – Вот только сначала выпью

Выпиваем. Вова берет рог. Крутит его, заглядывает в одно отверстие, во второе. Прикладывается к меньшему по размеру. Шевелит губами.

  • Эх, вспомню детство пионерское, когда горнистом был, — и начинает дуть. Вместо рева на выходе получается какой-то сип.

Татар сидит ржет.

  • В луй дунь, там тоже дырка, — из Татара полез его армейский юмор.

Выпили мы еще.
Начинаю вспоминать пионерское детство и я. Опять ни луя, ни рева, ни даже жалкого его подобия.

  • Эх, вы, пионэры. Дайте сейчас вам покажу, как это делают настоящие мастера.

Берет рог, смешно шевелит губами и… опять фиг там. Только жалкое сипение. Теперь наша с Вовой очередь ржать. На Татара больно смотреть. Он пробует еще раз. Тот же результат.

  • Вот он (нехорошее слово), все-таки обманул, — Татар в сердцах бросает рог. – Давай наливай.

Татар выпивает. Через какое-то время еще… и еще раз.

  • А руль, — спрашиваем мы.
  • Обещаю ехать тихо и аккуратно.

Смеркалось. То бишь совсем стемнело. Водка не кончалась. Мы ж не дураки, сразу две взяли.

Сидим. Выпиваем. Про рог и изюбрей забыли. Ведем светские разговоры про баб и вообще. Разговоры периодически прерываются звонками от жен.
Ближе к полуночи, замахнув очередной стаканчик, Стас схватил с торпеды рог, повертел его в руках.

  • Эх, ты долбана дудка, — говорит Татар, прикладывается к нему и…

…тут раздается такой мощный рев, от которого водка из моего стакана покончила жизнь самоубийством, бросившись мне на куртку, Вова вместо сигареты подкурил кончик носа. Татар сам охреневший сверх всякой меры глазами, каждый размером с фару тепловоза, смотрит на нас, на свою дуду.

Еще какое-то время казалось, что рев носится вокруг машины, по всему жилому массиву и всему городу. Затем устанавливается такая тишина, что слышно, как в зоопарке, обосравшийся от страха, дикобраз трясет своими иглами.

Постепенно звуки вновь начали наполнять пространство, а в окружающих домах друг за другом загораться окна, раздался шепот Татара:

  • Все равно обманул, изюбрь то не отвечает.
  • Да хрен с ним с изюбрем, — таким же шепотом говорю я. – Тикать надо, ща сюда на рев менты приедут, а тут мы.
  • Аха, — Татар заводит двигатель и, не соврал же, тихо и аккуратно уезжаем. Где-то вдалеке слышится звук полицейской сирены.

В субботу утром первый звонок раздается от Татара.

  • Я знаю, почему Кеша не ревел!
  • Почему!
  • Его там не было! У него гон начался. Он сначала всех самок перетоптал в вольере, а потом на верблюдицу начал косо поглядывать, вот его в загородный питомник и увезли, от греха подальше. Это мне в зоопарке сегодня сказали.

Но изюбря в тот раз Стас так и не добыл.

Понравилось? Поделитесь с друзьями!

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Похожие посты