Он бросился в комнату и, упав на колени возле сейфа, начал нащупывать что-то на полу между паркетными плитками…

Сколько я себя помню, у моих родителей в спальне всегда стоял небольшой сейф. Отец не был охотником, денег и драгоценностей особо не было, поэтому я время от времени приставал с расспросами про его содержимое. Отец говорил, что там ничего нет, а ключ потерялся уже много лет назад. Мать сразу менялась в лице и уходила от этой темы.

Их поведение лишь больше меня подзадоривало, но выяснить мне так ничего и не удалось.

Недавно родители затеяли ремонт, и отец позвал меня помочь перенести мебель. Мы вынесли из комнаты все, кроме сейфа, но отец настойчиво убеждал меня, что работа закончена, и он с ним справится сам позже.

— Пап, послушай, мне уже 24 года, я взрослый человек и, мне кажется, вполне адекватный, что бы меня можно было посвятить в тайну загадочного содержимого этого ящика. – Убеждал я отца.

— Да нет там ничего, просто он к стене прикручен, а ключа нет, я потом его поищу и все сам сделаю.

— Посмотри на меня, ты думаешь, что мне все еще 10 лет? Я прекрасно знаю, что сейф не прикручен к стене, я уже несколько раз его исследовал и , каюсь, но даже пытался открыть.

— Что!? – Воскликнул отец. Таким злым я его еще не видел. – Ты его переворачивал?!

Он бросился в комнату и, упав на колени возле сейфа, начал нащупывать что-то на полу между паркетными плитками.

— Ты даже не знаешь, что ты мог натворить! – Продолжал он ругать меня. – Хотя, мы сами виноваты. Нужно было все тебе рассказать, ты бы к нему и на пушечный выстрел не подошел.

Я стоял в дверях и не понимал, что происходит. Отец, всегда спокойный и уравновешенный человек, не мог справиться с волнением, которое проявлялось в виде дрожи в руках. Кое-как он отодрал одну из дощечек паркета и достал оттуда ключ. С третьего раза, попав в замочную скважину, он открыл сейф, вытащил толстый кусок поролона и вздохнув с облегчением, остался сидеть на полу.

Я осторожно подошел и заглянул в открытую дверцу. Все внутреннее пространство было обложено поролоном, а в центре располагалась небольшая ваза, расписанная иероглифами.

— Это наша семейная ценность? – Обратился я к отцу. – Она дорогая?

— Я не знаю, сколько она стоит, и я не знаю, ценность это или проклятие. – Вздохнул отец.

— Ты же знаешь, что я теперь не уйду, пока ты все мне не расскажешь.

— Знаю, и к нашему счастью матери нет дома, поэтому никто мне не сможет запретить это сделать.

Отец вернул поролон на место, закрыл сейф и спрятал ключ. Мы прошли на кухню, я сел за стол и приготовился слушать.

— Вся история произошла в 92-ом году. – Начал отец после некоторых раздумий. – Мы с твоей матерью только недавно поженились, оба закончили институт, и я, по распределению попал в один городок инженером на предприятие. Предоставили малосемейку, мать твоя поехала со мной и тоже устроилась на работу.

Времена в стране были тяжелые. Мне часто задерживали зарплату и часть стали выдавать продукцией предприятия, а в частности стройматериалами. Я нашел покупателей в другом городе и стал продавать свою продукцию туда. Спрос был большой, и у меня возникла хорошая идея. Я снял большой гараж у одной старушки, купил старый уазик – буханку, и сам стал скупать товар у своих коллег, а раз в месяц возил в другой город на продажу.

За три месяца, я стал зарабатывать на этом в несколько раз больше, чем на предприятии.

Когда я возвращался домой из очередного рейса, на дороге меня остановила черная иномарка, из которой вышли четверо крепких ребят. Они не стесняясь демонстрировали свое оружие и сыпали разнообразными угрозами. Суть их требований была предельно ясна – никакой торговли стройматериалами на их территории.

В подтверждении своих угроз, они тогда выпустили очередь по моему УАЗику.

Можешь называть меня трусом, но я сдался. В тот город я ездить перестал, хотя они мне несколько раз звонили и интересовались, почему больше не вожу товар.

Прошел еще месяц. Новые каналы сбыта найти так и не удавалось. Мои клиенты-коллеги тоже были огорчены. Однажды ко мне подошел знакомый и предложил услуги своего брата в качестве «крыши». Про его брата я был наслышан. Местный бандит, крышующий ларьки. Мы встретились, я выслушал их условия. 20% от прибыли и полная защита. Зарплату, как всегда, задерживали, полный гараж был забит стройматериалами, которые я не успел реализовать. Я согласился. Хотел продать остатки и больше никогда этим не заниматься.

Через 3 дня, я на своем уазике и четверо ребят на девятке отправились в другой город.

На обратном пути мы встретили моих «знакомых» на иномарке. Я поехал дальше, а они остались решать проблемы. Уже вечером я узнал, что разговор перерос в драку и перестрелку. Кого-то ранили, кого-то побили. В тот день, хотя в гараже еще и оставалось кое-что, я решил завязать.

Прошел месяц. Мы с твоей матерью возвращались с рынка, куда я периодически отвозил товар, практически за бесценок. Мы заехали в гаражный кооператив, остановились возле гаража, я производил подсчеты остатков, твоя мать сидела в машине. Подняв голову, я остолбенел от страха. Знакомая мне черная иномарка проехала мимо нашего ряда. Я все бросил, в спешке стал закрывать гараж и пытаться смыться побыстрее. Пока я возился с замком, за спиной послышался рев двигателя. Обернувшись, я увидел, как черная машина уже заехала в наш ряд и несется к нам, оставляя клубы пыли за собой.

Я подбежал к твоей матери, вытащил её из машины и затолкал её в гараж, закрыв за нами дверь.

За воротами было слышно, как остановилась машина и хлопнули двери.

— Вот мы тебя и нашли! – Послышался голос из-за ворот. – Ты думал, мы оставим тебя в покое? Ты ошибался.

— Кто это такие? – Спросила твоя мать с перепуганным видом.

— Это те бандиты, про которых я тебе рассказывал. – Ответил я.

— Я же тебе говорила, не ездить туда больше.

Громкий стук в ворота прервал нашу беседу.

— Выходи, надо поговорить! – Сказал один из бандитов. – Даем тебе 3 минуты, или поджигаем твой гараж.

Твоя мать вся задрожала.

— Ничего они не подожгут. – Успокоил её я.

Выходить я, естественно, не собирался. Я понимал, что в лучшем случае меня покалечат, в худшем – убьют нас обоих и подожгут в этом же гараже.

Ворота у меня были усиленные, я его специально подбирал помощнее, под склад.

— Не бойся, они поймут, что сделать ничего не смогут и уйдут. Просто подождем. – Сказал я твоей матери.

Сам я в это не верил, они были настроены очень серьезно.

— Время выходит! – Донеслось из-за ворот.

На крыше послышались шаги.

«Вентиляционные отверстия!» — Подумал я.

Я бросился в подвал, нашел несколько пустых металлических банок и стал забивать их в трубы вентиляции. По поводу нехватки воздуха я не переживал, ведь гараж не герметичен.

— Твое время вышло! – Опят закричал один из бандитов. – Поджигай.

В вентиляционных трубах послышался плеск воды, и сразу сквозь щели между банками и стенками трубы стали вырываться языки пламени.

— Льют бензин. – Шепотом сказал я жене. – Видишь, они нам сделать ничего не смогут, не переживай.

Сам я боялся все больше и больше. Этими действиям, они лишь подтвердили, что настроены решительно, и я не знал, что у них еще было в арсенале.

— Пойми, что открыть эти ворота, просто вопрос времени. – Опять вступил в переговоры один из бандитов. – Сейчас мы уже цепляем один конец троса к двери, а другой к машине. Если выйдешь сам, то твою бабу не тронем, если заставишь нас ломать ворота, убьем обоих.

— Они смогут выломать двери? – Дрожащим голосом спросила твоя мать.

Я посмотрел на небольшой металлический язычок, на котором держалась дверь, и мною овладели сильные сомнения.

— Живо в подвал! – Сказал я ей, а сам схватил лопату.

Спустившись в подвал, я начал копать яму в песчаном полу.

— Что ты делаешь? – Спросила твоя мать.

— Даже если они не вырвут ворота тросом с первого раза, они найдут способ, как сюда пробраться. – Ответил я, задыхаясь от бешенного темпа моей работы. – Если я сдамся и выйду, я не верю, что они ничего не сделают с тобой.

Твоя мать осознала всю опасность и схватившись за голову, начала тихо плакать.

— Сейчас, я вырою яму, ты ляжешь, я дам тебе трубку для дыхания. Потом я тебя закопаю и завалю всяким мусором. Надеюсь, что они не догадаются где ты и не станут тебя тщательно искать, ограничившись мною.

Услышав мой план, она совсем разрыдалась и без сил села на стопку досок.

Я не обращал на неё внимания. Очередной раз, воткнув лопату, я уперся во что-то твердое. Через некоторое время, я раскопал небольшой сундук. Удивляться времени не было, оттащив его в угол, я продолжил копать. Наверху был слышен грохот. Судя по всему, с первой попытки ворота вырвать им не удалось, и они готовились ко второму заходу.

Докопав яму, примерно 40 см глубиной и 1,5 метра в длину, я отбросил лопату. На дно были постелены старый мешки, и несколько я приготовил, что бы накрыть жену.

— Полезай в яму. – Приказал я.

— Я не полезу. – Сквозь рыдания сказала она.

Я начал тянуть её за руки, попутно объясняя, что это единственный выход сберечь хотя бы её. Она сопротивлялась. Пятясь назад, я споткнулся о сундук. Вспомнив о нем, в голове мелькнула мысль о том, что это может быть оружие, припрятанное с войны, которое сильно бы пригодилось. Сбив лопатой небольшой замок, я открыл его, но внутри была лишь старая ваза, запечатанная сверху какой-то глиной. Последняя надежда растаяла, когда я разбил крышку, и на пол высыпалось только немного черного песка.

Наверху раздался сильный удар и радостные возгласы бандитов.

— Дверь сломали! Лезь быстрее в яму! – Приказал я жене и снова схватил ее за руку.

Она подняла глаза и смотрела на меня раскрыв рот. Судя по голосам, бандиты уже были в гараже. Я понял, что времени прятать жену уже не было. Жена все так же продолжала смотреть на меня замерев, а потом медленно подняла палец, указала чуть выше моей головы и прошептала: «Смотри.»

Я обернулся и обнаружил, что вся черная пыль, высыпавшаяся из кувшина, поднялась в воздух и образовала сферу диаметром около метра. Каждая частичка пыли внутри сферы хаотично двигалась, но не нарушала границы сферы.

— Что это? – Спросила жена.

Как только она произнесла эти слова, из сферы вырвался поток серого песка и молниеносно устремился ей в рот. Буквально за две секунды вся пыль из сферы скрылась у неё во рту. Она продолжила стоять не шевелясь. Наверху было слышно, как обыскивают гараж, переворачивая все сложенные стройматериалы.

Я потряс жену за плечо, но она не реагировала. Заглянув в ее глаза, я увидел, как в белках плавали мелкие частички серой пыли, от чего они стали практически полностью черными.

— Они точно в подвале! – Послышалось сверху.

Я обернулся в поисках лопаты. На металлической лестнице показались ботинки. Я ринулся в угол, нагнулся за лопатой, развернулся, приготовившись вступить в бой, но делать этого мне не пришлось.

За ту секунду, которую я провел поднимая лопату, жена уже переместилась под лестницу и , как только первый бандит спустился еще на две ступеньки, он схватила его за обе ноги и резко потянула вниз. Ноги провалились между двумя металлическими ступеньками. Провалившись по пояс, бандит застрял.

— Помогите! – Заорал он своим друзьям.

Я бросился к нему, поднимая лопату над головой с полной решимостью сокрушить его мощным ударом по голове. Сделав два шага, я услышал хруст костей и треск разорванной одежды.

Жена с каменным лицом резким рывком потянула его ноги сильнее и они оторвались от туловища, оставив рваную плоть, торчащую чуть ниже пояса из-под куртки. Поток крови хлынул на песчаный пол подвала. Я замер, так и оставив лопату над головой. На всю жизнь я запомнил лицо бандита, который еще какую-то секунду в шоковом состоянии продолжил смотреть на меня, не понимая, что произошло. Перед тем, как его тело обмякло и свалилась на пол, он лишь испустил сдавленный крик.

Жена пренебрежительно отбросила две окровавленные ноги в сторону. Она обошла лестницу и стала подниматься наверх. Раздались три выстрела. То, что я увидел тогда, впоследствии я наблюдал лишь по телевизору в том фильме, который ты мне показывал. Кажется, он назывался «Матрица». Стоя на лестнице, она увернулась от трех выстрелов, перемещаясь так быстро, что ее движения я не смог уловить. Все три пули вошли в стену за её спиной. Когда выстрелы смолкли, она издала мощный рев, который многократно отразившись от стен подвала, оглушил меня на несколько секунд. Она сжала ноги в коленях и выпрыгнула в люк подвала, оставив сильно погнутой ступеньку, на которой стояла. В следующее мгновение в подвал упало обезглавленное тело человека в черной куртке. Я отбросил лопату и стал подниматься наверх. Заглянув в гараж, я увидел, как она вцепилась своей рукой в шею одного из бандитов, подняв его над землей. Оторвав ему руку легким движением, она отбросила его в сторону. Последний нападавший в этот момент уже убегал по улице. Жена не спеша подошла к открытым воротам, подняла длинный лом, которым я отбивал намерзший лед зимой и , как туземец из африканского племени, швырнула это копье в сторону убегавшего. Через секунду раздался крик жертвы.

Выйдя из гаража, жена скрылась из виду. Я остался ждать, даже не попытавшись сдвинуться с места. Посмотрев вниз, я увидел, как из обезглавленного тела уже растеклась огромная лужа крови. Тишину прервал стон человека с оторванной рукой. Он зашевелился и начал ползти в сторону выхода. Из разорванного плеча струилась кровь, оставляя бордовую полосу на бетоне. В проеме двери появилась фигура жены. Следом за собой она втащила тело одного из бандитов и бросила его на пол. Завидев ползущего, она подошла, наступила ногой на его голову и, все с тем же каменным лицом, раздавила её. Я оставался неподвижен. В гараже было нечто, что я уже не мог назвать своей женой.

Наклонившись над одним из бандитов, она двумя движениями сначала разорвала куртку, а потом и футболку на его груди. Тремя сильными ударами кулака, она раздробила его грудную клетку. Затем, разорвав кожу, она засунула руку внутрь его плоти. Замерев на долю секунды, она резким движением выдернула окровавленный кусок мяса, за которым продолжали тянуться вены и артерии. Рассмотрев тщательнее, я понял, что это сердце.

Поднявшись, жена поднесла сердце ко рту и жадно вцепилась в него зубами, отрывая куски, как дикий зверь.

Расправившись с ним, она повторила процедуру со второй жертвой.

Я не стал ждать и спустился обратно в подвал. Мною овладела паника. Я боялся, что это существо так же легко разделается и со мною. Я лег в яму, которую еще 10 минут назад готовил для жены. Насколько смог, засыпал себя песком, остальное прикрыл мешками и стал ждать.

Через пару минут, я услышал знакомый звук ломающихся ребер уже в подвале. За ним последовали звуки рвущейся плоти и поглощения внутренностей. Я практически не дышал. Шорох в подвале стих, и в следующий момент с моего укрытия были сорваны мешки. Надо мной нависла тень жены, слабо освещаемая единственной лампочкой в подвале. Она долго меня рассматривала, а потом схватила за ворот куртки и, как маленького щенка, выдернула из ямы и швырнула на середину подвала.

— Таня! Нет! Подожди! Это же я!- Завопил я в тот момент.

Но она не реагировала, а лишь подняла лопату и занесла ее над моей головой.

— Стой! – Закричал я еще раз.

Она медлила. В какой-то момент, я увидел, как один её глаз вернул свой белый цвет белка. Так и не нанеся удар, она упала на пол, как подкошенная. Из её рта вырвалась туча серой пыли, сформировав шар в воздухе, она потоком вернулась в свою вазу, лежащую в углу.

Первым делом, отойдя от секундного шока, я поднял вазу, забил горлышко остатками глины и закрыл ее обратно в сундук.

Завершив это дело, я стал приводить в чувство жену. После нескольких пощечин, она открыла глаза. Я вздохнул с облегчением. Она перевернулась на бок и её стошнило. На полу оказалось кровавое месиво из сердец — её недавняя трапеза.

— Он ушел? – Были ее первые слова, после того, как она немного собралась с силами.

— Кто?

— Злой дух ушел?

— Да, он опять в вазе. Что это было?

— Я не знаю. Как только внутри у меня оказалась эта пыль, я перестала чувствовать и контролировать свое тело. Я могла только наблюдать за происходящим, как фильм на экране телевизора. Я не почувствовала боли, но сейчас все тело ноет от растяжений. Пока он убивал бандитов я не сопротивлялась, но когда он захотел прикончить тебя, я собралась с силами и изгнала его.

Я взглянул на её руки, кожа на кистях была разодрана до мяса от порезов об обломки костей. Я соорудил для неё из досок и мешков лежанку и уложил её отдохнуть.

Уже через минуту она уснула.

Первым делом я вышел на улицу и огляделся. Уже стемнело. Свидетелей происходящего не было. Я взял лопату и закопал след крови, который тянулся от того места, где копье настигло убегавшего из моего гаража. Вторым делом я спустил все тела в подвал и загнал черную иномарку в гараж. Подлатав погнутый замок, я закрыл дверь и принялся за удаление улик. Всю машину я тщательно протер растворителем, снял номера и сбил все номера на кузове и на двигателе. Затем я отвез иномарку за город, облил бензином и поджег. Пройдя несколько километров до города, я сел на автобус и вернулся в гараж.

Жена все еще спала. Покончив с машиной, я принялся за тела. Выкопав глубокую яму в подвале, я скинул туда все, что осталось от четырех бандитов. С помощью цемента, несколько мешков которого хранились у меня в гараже, песка из подвала и воды из бочки возле соседнего гаража, я сделал раствор, которым залил останки бандитов. Получилось подобие саркофага. Сверху я присыпал все песком. Все пятна крови я вымыл растворителем и, для пущей безопасности, закрасил краской. Когда я покончил с удалением улик, уже рассветало. Когда я разбудил жену, передвигалась она с трудом. Все ее тело ныло от нечеловеческих нагрузок, которые она перенесла. Погрузив жену и сундук в машину, мы отправились домой.

Жена провела неделю, не вставая с постели. Раны потихоньку начали заживать, а боль от растяжений мышц спадала. За это время, я рассчитался с работы. На часть сбережений, которые остались от моего бизнеса, я купил этот гараж у старушки. Внутри, я заварил люк в подвал и забетонировал еще раз пол. Гаражные ворота я заварил наглухо и больше в него никогда не возвращался. Я был уверен, что он простоит так до самой моей смерти и никто так и не заглянет в один из тысяч подобных в этом обществе.

Как только твоя мать окрепла, мы переехали в этот город и я устроился на другую работу. Через какое-то время она забеременела, и появился ты.

Вазу мы все время храним при себе, что бы быть уверенными, что никто и никогда больше не выпустит то, что внутри.

Отец закончил свой рассказ и смотрел на меня, ожидая мою реакцию.

— Могли бы и раньше все рассказать. – Сказал я. – Мы же одна семья, я все понимаю. Вы все правильно сделали.

— Хотели тебя оградить от этого. Родители всегда воспринимают детей, как маленьких. Ну теперь ты знаешь нашу тайну, поэтому сам пойми, сейф лучше не трогать.

— Да после услышанного, я к нему даже близко не подойду.

Отец улыбнулся в ответ.

— А что это за ваза такая? – Спросил я.

— Не знаю и даже узнавать не стали. Только помню, что в квартире у старухи, которой принадлежал гараж все было заставлено какими-то амулетами, статуэтками, стены исписаны знаками, а твоя мама её между нами ведьмой называла.

Я дальше не стал ничего выпытывать, встал из-за стола и направился к выходу.

— Ну, только смотри, никому! – Сказал он, провожая меня до двери.

Я кивнул в ответ и вышел из квартиры, где столько лет прожил вплотную с чем-то сверхъестественным, даже не подозревая об этом.

Вечером того же дня на родительской кухне.

— Тань, я все рассказал Сереже про вазу. – Сказал отец матери за ужином.

— Все, все? – Ответила она, перестав есть.

— Все. – Ответил отец.

— И про беременность? – Спросила мать, заметно побледнев.

— Нет, я сказал, что это случилось раньше. Ему не обязательно знать, что ты забеременела именно в тот день. – Ответил отец, продолжив начатый ужин.

© Say2626.

Понравилось? Поделитесь с друзьями!

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Похожие посты