Охотничий инстинкт…


Нома считал себя охотником. В маленьком частном домике на окраине города, где он жил с папой и мамой было на кого охотиться. Вот он и охотился. На мышей, птичек, тараканов и вообще всех, кто был меньше его. И не всегда безрезультатно. Иногда ему удавалось поймать жука, ящерицу или птичку-подранка. На большее он не был способен.

Но ему очень хотелось доказать папе и маме, что он настоящий охотник и принести им мышь или даже крысу. Честно говоря, крыс Нома побаивался. Поэтому, когда в их домике завелся маленький крысёнок, Нома обрадовался и испугался одновременно. Он разглядывал по ночам, как малыш бегал по квартире и воровал хлебные крошки, кусочки черствого сыра или недоеденную колбаску из мусора.

Вот подрастёт, мечтал Нома, и я как поймаю его. Как принесу и положу перед мамой. А она как обрадуется и будет говорить какой я молодец, и охотник хороший, и гладить будет. А то, смеются все.

Номе было очень обидно, что не мог он так здорово охотиться, как соседские коты. Те постоянно своим человеческим родителям приносили то мышку, то птичку. Подкармливали папу с мамой, понятное дело. А кто ещё о них позаботиться, если не мы, коты?

И Нома раздувался от гордости за себя. Правда, мама его утешала. Она говорила.

-Нома. Номочка. Ласточка моя. Ну что ты расстраиваешься? Ну не поймал ты этого противного голубя. Улетел он. А эта мышка убежала. Но ты же знаешь, что мы с папой запрещаем тебе есть их. Они летают и бегают где попало. На них пыль садится, и они становятся грязные, а пыльную пищу есть нельзя. Животик у тебя может заболеть. Ну, иди. Иди к своей мамочке. Я тебя пожмакаю и поглажу.

Она брала на руки Ному и тот забывал о всех своих охотничьих неприятностях. Мама, она и есть мама. А она у него родная. Не то что, у соседских котов. Те приёмные. Они ни капли не похожи на своих родителей. А вот он вылитая мама, ну и немножечко папа.

Так что, вы сами понимаете, как Нома обрадовался, когда в доме появился маленький крысёнок. Нома с нетерпением ждал, когда тот подрастёт и превратиться в большую жирную крысу. Тогда он её поймает, пойдёт помоет и принесёт своим родителям чистенькой. Пусть себе кушают на здоровье и гордятся своим охотником.

Но мама.

Мама увидела крысёнка раньше. Днём. А она страшно боялась крыс. Закричав от испуга и запрыгнув сперва на стул, а потом на стол, она позвала мужа. Тот прибежал из спальни, где дремал под телевизор и стал искать воров или террористов размахивая спросонья лопатой.

А когда узнал, что жена увидела, сел на стул и долго смеялся.

Жена потом также долго ругала его и сказала, что ни от него ни от кота толку никакого нет. Но кота по крайне мере гладить приятно и на руках можно подержать. Когда муж предложил проделать с ним то же самое, то получил подзатыльник и пошел досыпать под телевизор.

А женщина принялась изобретать мышеловку. И на следующий день к вечеру изделие было готово. Это было большое эмалированное ведро, к которому с пола шла широкая рейка. С другой стороны ведра была прикручена проволочка, которая не доходила до ведра на ширину ладони. На кончике проволочки был закреплён кусочек вонючего французского сыра.

Нома с недоумением смотрел на изделие и морщился от запаха. Он очень любил маму, но кто же польстится на этот жуткий французский заплесневелый сыр? От исходящей от него вони к горлу

Номы подкатывала тошнота. И он отправился подремать на диван в прихожей.

Ночью Ному разбудил странный шум. Он побежал к ведру и встав на задние лапы заглянул внутрь. Там, на самом дне бегал знакомый крысёнок. Он жалобно и испуганно пищал. А когда увидел

Ному, то встал на задние лапки и протянул к нему маленькие передние.

Нома отпрянул от ведра. Всего один удар лапой или укус, и можно будет принести маме и папе улов, не напрягаясь и показать им. И, наверное, они обрадуются. Но ведь это не мой улов, подумал Нома.

Это ведь не я поймал глупого маленького крысёнка. Значит, и не могу его принести, как свой.

А из ведра доносился жалобный, полный отчаяния писк.

Нома пошел. Но что-то держало его. Он сам не мог объяснить себе, что это было. Но он не мог уйти.

Нома долго маялся и то делал несколько шагов прочь, то возвращался. Потом он решился и бросившись на ведро всем своим телом опрокинул его. И сел рядышком.

Маленький крысёнок выбежал и увидев кота испуганно пискнув убежал.

Нома посмотрел ему вслед и ему показалось, что он увидел, как у самого входа в норку крысёнок обернулся, и привстав на задние лапки помахал ему передними.

Вот ещё, подумал Нома. Что за панибратское обращение? Это потому, что у него нет папы и мамы, которые научили бы его хорошему поведению.

Ночью Нома проснулся он странного запаха. Прямо перед носом его лежал малюсенький кусочек колбасы. Нома сел и с удивлением оглянулся. Папа и мама запрещали есть ему колбасу. Они говорили, что это нездоровая пища и у него может заболеть живот.

Но в самом дальнем уголке комнаты зоркие Номины глаза увидели два глаза крысёнка. Они с любопытством и ожиданием смотрели на него. Кот вздохнул. Нельзя быть неблагодарным. И превозмогая себя, он проглотил подношение спасённого малыша. Крысёнок радостно пискнул и исчез в своём жилище.

А через неделю папа ворвался в спальню, где мама смотрела очень полезную передачу о здоровом питании. Папа так смеялся, что мама уронила пульт от телевизора. Они вдвоём пошли на кухню и увидели…

Нома лежал посреди пола на спине раскинув во все стороны лапы. А на его большом толстом животе лежал маленький крысёнок.

Он смешно подёргивал во сне лапками и тихонько попискивал.

Мама возмутилась.

-Мы теперь, что, уже и крысёныша кормить вкусностями будем? Воинственно обратилась она к папе.

-Ну почему же сразу вкусностями, смутился папа. Подумаешь. Кусочек старого сыра, колбасные огрызки и немного семечек.

-Не буду я кормить крысу, возмутилась мама.

Ещё чего. И ушла, хлопнув дверью. А на следующий день возле миски кота она поставила маленькую тарелочку с низенькими бортиками и на ней лежали.

Кусок вкуснющего свежего сыра, кусочек колбаски и очищенные кабачковые семечки.

-Сама чистила, смеясь спросил папа. Он получил подзатыльник, и его направили в спальню досматривать передачу по телевизору и не лезть не в свои дела.

Еще целую неделю Нома изображал охотничий инстинкт. Он, когда видел бегающего по кухне возле тарелочки крысёнка, начинал носиться по дому. Вытворял акробатические кульбиты, махал в воздухе грозно передними лапами с когтями, и рычал. Он катался по полу и прыгал далеко. И вообще. Проделывал все трюки, которые на его взгляд доказывали, что он сейчас очень хорошо охотится за крысенком.

Мама с папой смеялись и хлопали в ладоши. Они громко хвалили Ному и говорили друг другу.

-Какой у нас знатный охотник вырос. Ну, настоящий герой. Не то, что другие коты. Они ему и в подмётки не годятся.

А потом мама брала его на руки и жмакала, гладила и целовала в нос. Она очень гордилась таким хорошим охотником.

Нома с гордостью смотрел вокруг и жалел, что соседские коты не видят, как его любят и ценят.

А, впрочем, это было неважно. Маленький крысёнок сидел тут же недалеко, и смотрел на это представление своими черными глазками-бусинками. Он тоже попискивал, как будто соглашался с Номиными родителями. Мама больше не боялась его. И хотя ещё не брала на руки, но уже не спрыгивала с дивана, когда он забирался на него, чтобы улечься на Номиную тёплую шубку и подремать.

А вы говорите, охотничий инстинкт.

Настоящий охотник, дамы и господа, это дело такое. Тонкое, я бы сказал. Настоящий охотник, он завсегда дичь поймает и накормит. И погладит даже. Если она не очень пыльная.

Вот так-то.

ОЛЕГ БОНДАРЕНКО

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Adblock
detector

SQL 79, генерация: 1,642 сек, вес: 10348 Kb