Недавно они всей семьёй вернулись с прогулки. Девочка пошла в душ. Минут через 15 она позвала мать, которая помогла ей помыться…

Cмepть ребёнка. Как это бывает…

Это был обычный тёплый летний вечер. Такой же вечер описан у Булгакова в «Мастере..» – золотой свет, раскалённые крыши..

Мы возвращались на подстанцию с последнего, как нам тогда казалось, вызова. Но, Аннушка уже разлила масло..

По рации получаем вызов: девочка 10 лет, б/сознания. Ну что – дома, потеря сознания.. обморок, скорее всего. Но едем всё равно быстро. Чтобы мы не думали, а повод обязывает, да и вызов последний. Если бы мы только знали, что нас ждёт.

У подъезда 9-тиэтажки встречает отец. Пока поднимаемся в лифте, он рассказывает о случившемся. Недавно они всей семьёй вернулись с прогулки. Девочка пошла в душ. Минут через 15 она позвала мать, которая помогла ей помыться. Помыться помылись, а чистого банного полотенца то и нет. Дочь осталась стояла в пустой ванне, а мать вышла в комнату.

Муж услышал крик жены, и бросился с кухни в коридор. Дверь в ванную комнату была нараспашку. Совместными усилиями они перенесли дочь на кровать. Девочка была в обмороке и почти не дышала. Или – уже не дышала.

Наконец лифт на этаже, мы бежим в квартиру. С первых шагов по комнате понимаю, что дело дрянь, если не сказать хуже. Пульса нет, тоны не выслушиваются. Зрачки – как две черные пуговицы.

Быстро перекладываем девочку на пол, воздуховод, вдох — поехали! 1:4, 1:4.., 1:4. Такой тогда был стандарт. ИВЛ «амбушкой» через маску. Так.. Считаю.. пока вызвали, пока передали вызов, пока доехали.. Минут 15 это минимум.

Прерываемся. Пульс, зрачки, корнеальные рефлексы.. Ни-че-го.. Подключаем к «Амбу» кислород и – поехали! Отец «дышит», я качаю, фельдшер набирает адреналин. Укол. Кажется попал – кровь в шприце. Дальше. 1:4, 1:4.. Жарко.. Пот капает на грудь девочки. Контроль. Ни-че-го.

Ну, нет дефибриллятора на бригаде, нет! Скидываем халаты, остаёмся в майках. Они уже в мокрых разводах. Продолжаем! Прошло минут 15..

Прошу отца набрать номер диспетчера, и он передаёт ему мои слова: «Это 6/5, у нас «остановка», просим любую бригаду с дефибриллятором! БИТов, кардио-, – что хотите!»

Буквально через 5 минут вламываются два здоровых бугая, гружёные всем чем только можно. «Кардиореанимация» с «Центра» – проезжали по соседней улице после госпитализации.

Мы с Серёгой отползаем в сторону, вытираем лица майками. Ребята вводят в пищевод электрод. Нет реакции, прямая линия. По моему короткому рассказу кардиологи поняли, что и они, и мы, по сути, уже проводим реанимацию по социальным показаниям.

Поколдовав немного с электростимуляцией и подолбив разрядами, вперемешку с адреналином и «качанием», ребята дают мне понять, что.. И я их отпускаю.

Какое то время мы продолжаем наши усилия, а я не знаю – как остановиться и сказать, что ВСЁ.. Они думают, что — раз мы не прекращаем, значит ещё есть надежда. Они не догадываются, что есть такая штука, как «реанимационные мероприятия по социальным показаниям».

Отец стоял, прижавшись спиной и ладонями к стене, мать сидела в углу на полу. Я медленно разогнулся, поднял голову, посмотрел на отца. И отвёл глаза, не выдержал. «Ну вот.. это – всё..»

Мать издала протяжное «ууууу….», побежала на кухню мимо мужа. Там раздался грохот – она упала.

Отец опустился на пол, встал на четвереньки и пополз к дочери. «Таня! Таня! Ты что?!! Таня! Доченька! Ребята! Ребята.. Ничего.. не.. Таня! Ребята!..» Он ползал на четвереньках вокруг тела дочери, боясь к ней приблизиться.

Сергей (мой фельдшер) пошёл на кухню посмотреть, что с матерью. Через некоторое время он вернулся, показал мне жестом – пока лучше оставить её одну.

Отец немного успокоился, встал, пошёл к жене. Потом вернулся и дрожащим голосом сказал: «Ребят, может вам чаю..» Мы отрицательно замотали головами. Почему то эта фраза особенно запомнилась.

За долгую работу на «скорой» были дети, выброшенные мамками на асфальт с балконов, и «авто», и детские «поездные», и чего только не было. Но, почему то, именно этот случай запомнился и поразил больше всего. Может – этой фразой у6итoгo горем отца. Ну вот так..

PS. Я не пытался воспроизвести точную последовательность манипуляций – это было давно, в самом начале 90-х, не всё помню. Мне не удалось выяснить у родителей что-то такое, за что можно было бы «зацепиться», предполагая причины произошедшего. Вскрытие тоже не ничего существенного не дало. Видимо – фатальная аритмия без выявленного «органического субстрата».

А теперь – может быть то главное, что не было написано выше. Мать этой девочки, до всего произошедшего, работала около пяти лет в отделении реанимации в одной из больниц – санитаркой или сестрой-хозяйкой – не помню. Она видела непрямой массаж сердца не один раз, но не представляла, что его надо проводить на жёсткой поверхности. Она не понимала разницы между реанимационной койкой и комнатным диваном.

Взято с сайта «Доктор на работе», автор — врач-педиатр Бойков С.Ф.

Источник: www.yaplakal.com

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓