Это главврач больницы, вспоминая всё, чему его учили в институте, пытался образумить, в общем-то, безумного пациента…

Врачебные байки…

  • — Чирик! Чирррик! Чирик!

Одинокий воробей сидел на ветке старого дуба и призывно чирикал в тишине больничного дворика.
Ярко светило тёплое летнее солнце. Редкие порывы ветра слегка раскачивали ветку с воробьём, от чего тот на какое-то время замолкал.

  • — Аааааа! Я сейчас спрыгну! Я буду прыгать вниз головой, чтобы мой мозг забрызгал вас всех! Да, и кишки тоже разлетятся во все стороны. Вы не сможете отмыть тротуар и свои поганые рожи!

На крыше трехэтажного здания стоял и угрожал суицидом еще довольно молодой человек в больничной пижаме.

Внизу собралась внушительная толпа из медработников, милиции и посетителей психиатрической больницы.

  • — Зачем тебе прыгать, Вова? У тебя же будет болеть голова после этого. Укол делать придется. Лучше спускайся, и мы пойдем пить вкусный компот из сухофруктов. Тётя Карина давно ждет нас на обед. Ну, слезай, давай.

Это главврач больницы, вспоминая всё, чему его учили в институте, пытался образумить, в общем-то, безумного пациента.

  • — Нет-нет! Никаких компотов! Вы меня не проведёте! Я прыгну! Сейчас. Вот только прицелюсь хорошенько…

Держась за какую-то трубу, он начал дёргать ногой, пытаясь нащупать опору за крышей.

Снизу раздался глубокий вздох нескольких десятков людей.

  • — Ааа! Боитесь моих мозгов?! Гады! Вы потом не отмоетесь, никогда не отмоетесь, а я буду смеяться над вами! Буду смеяться! Аха-ха-ха-хааа!!

Безумный смех порождал на телах свидетелей мурашки, размером с кулак Валуева.

  • — Вова, ну, зачем тебе нас пачкать? Кто тебя обидел? Ты только скажи, мы его обязательно накажем. А хочешь, ты сам его накажешь?! А, Вовочка? Ты только скажи, кто этот негодяй!
  • — Я вам не дурак какой-то! Обмануть меня хотите?! Ничего у вас не получится. Я знаю, знаю, что вы не разрешите мне… Вы не разрешите мне, никогда! Я буду прыгать!

Он опять сделал виртуальный прыжок в пропасть, но повис на руке и дико захохотал.

Снизу, словно от ядерного взрыва, разошлась ударная волна ужаса зрителей.

Надежды на спасение несчастного не было…

  • — Так, ну-ка! — громко приказал седой мужчина в светлом костюме, пробиваясь сквозь толпу и энергично помогая себе конечностями.
  • — Все отойдите на 100 метров от здания! Немедленно!

Милиция методично оттеснила людей.

  • — Здравствуй, Володя. Прыгать, значит, собрался?
  • — Да! Я прыгну! И вы меня тоже не остановите, Сергей Андреевич!
  • — Тю. А я и не собираюсь. Делать мне больше нечего, как тебя уговаривать. Вот, только, сейчас фундамент подпилю у здания…

Он аккуратно надел на свой крупный нос очки с круглыми стёклами и гибкими душками, достал из нагрудного кармана маленький перочинный ножик, неторопливо раскрыл короткое лезвие и методично начал тыкать им в стену.

  • — Вот, подпилю тут, стена просядет, дом качнется раз, дом качнется два, и на третий раз у-…па-…дёт. И ты, мой дорогой Вовочка, тоже у-…па-…дёшь!

Сейчас, сейчас…

Лезвие ножика громко шоркало о штукатурку в образовавшейся тишине, которую изредка прерывал своим чириканьем одинокий воробей, с интересом наблюдавший за происходящим.

  • — Заччч..Заччем вы это делаете?! Прекратите! Я же.. Я же упаду! Дом уже шатается! Ааааааа!!! Шатается!

Снимите меня! Снимите, пожалуйста! Я могу упасть! Я упаду! Я падаю!!

Больной плашмя лёг на крышу и уже не кричал, а только всхлипывал, что-то негромко бормоча.

Больного аккуратно сняли с крыши живого и невредимого и вернули в палату.

Профессор психиатрии, которого срочно вызвали на место происшествия, проведя всю жизнь среди психов, научился понимать их и безошибочно надавил на нужный рычаг.

А одинокий воробей последний раз громко чирикнул, повертел головой из стороны в сторону, видимо, поняв, что ничего интересного больше не будет, вспорхнул с ветки дуба и улетел со двора больницы.

© аланскиехроники

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Adblock
detector