Дымка

— Ну что ты здесь делаешь, милая? Не могу я тебя взять, — Маша склонилась к кошке, чтобы погладить.

Уже несколько дней серая ухоженная красавица встречала ее у входной двери в квартиру. Она не бросалась навстречу, не терлась о ноги, не уговаривала мурчанием. Она просто сидела в сторонке и смотрела на Машу огромными зелеными глазами. И от этого взгляда женщина терялась.

— Молоко будешь? Тогда жди, домой не рвись.

Но кошка и предпринимала попыток проникновения, она просто сидела и смотрела. Даже к блюдцу с молоком не подошла, лишь следила за хозяйкой квартиры, у двери которой обосновалась. Но через полчаса блюдце было пустым.

— Вот и умница. Ты же не уличная, смотри, какая аккуратная. Иди домой, не получится у нас с тобой совместного житья. Я и о себе сейчас ничего не знаю, куда уж тебя брать?

Кошка, наконец, поймала взгляд, и Маша поняла, что не в силах вырваться из зеленой бездны.

Впервые перед сном думалось не о болезни, не о страшных перспективах, думалось почему-то о кошке, караулящей входную дверь. Захотелось смалодушничать, пустить дымчатую красавицу, прижаться к теплому тельцу, чтобы не чувствовать себя настолько одинокой, настолько брошенной. Веки смежились, и она провалилась в беспамятство. Утром проснулась бодрой, ночь без пробуждений напитала силой, впервые за последние два месяца.

Когда Артем сказал, что уходит, она не поверила. Да и как можно было поверить фразе, брошенной во время ужина между пловом и чашкой чая? Он сказал это так, как говорил бы о летнем отдыхе или необходимости ремонта.

— Маша, я встретил другую женщину. Я ухожу. Завтра соберу вещи и съеду, — спокойно, насыпая сахар в чашку.

Больше всего ее удивило, что он что-то добавил про то, что специально отпросился с работы, чтобы вывезти вещи. В груди сжалось стальное кольцо, Маша долго пыталась сделать вдох. Артем спокойно наблюдал за приступом:

— Не поможет, не устраивай тут…

Вышел в комнату, включил телевизор, оставив задыхающуюся женщину на кухне. Картина настолько крепко впечаталась в ее памяти, что стерла все остальные: приступ удушья, невозможность наполнить легкие воздухом и какие-то крики ток-шоу сквозь гул в ушах. В тот вечер обошлось, но через неделю скорая увезла ее в реанимацию. В клинике и узнала о страшном диагнозе. Молодая женщина даже не испугалась, ей казалось, что она больше не способна на чувства после того страшного вечера. Приняла как данность, разбив эти данности на множество маленьких: бесконечные исследования, работа до позднего вечера и в выходные, чтобы удержаться на работе, прием лекарств.

Гул телевизора вместо семейных разговоров, вкусные обеды и ужины заменил прием пищи… Только вчера, пока смотрела в зеленые глаза приблудной кошки, что-то шевельнулось внутри. Вечером заскочила в магазин, купила пакетик кошачьего корма. Серая красавица привычно ждала на своем месте.

— Ну проходи, — распахнула перед ней дверь Маша.

Кошка не заставила себя уговаривать, прошла, обнюхала углы и устроилась на Машиной кровати.

— А ты нахалка! – возмутилась хозяйка.

Кошка лишь приподняла царственную голову и посмотрела прямо в глаза.

«Что я делаю? А вдруг она заразная, не хватало еще проблем», — думала Маша, чувствуя тепло прижавшейся и мурчащей кошки. Вечером кошка получила мисочку корма, блюдце молока и новое имя – Дымка. Похоже, кличка ей понравилась.

Теперь вечерами Маша спешила домой. Поужинав, они устраивались с Дымкой у телевизора и смотрели старые фильмы. Кошка заползала на колени, прижималась и усиленно мурчала. Ночью кошка заползала на ее живот и недовольно мурзилась, если Маша предпринимала попытку ее сбросить.

По всем приметам Дымка была молодой кошкой, но вела себя странно. Она не резвилась, не играла, с грациозной степенностью прогуливалась по комнате, выбирая момент, когда можно запрыгнуть на колени хозяйки. В лечении наступил перерыв, надо было ждать результатов анализов три недели. Маша с ужасом думала не о предстоящей операции, а о том, куда пристроить Дымку: родители жили далеко, подруг она растеряла за двадцать лет брака.

— Что же с тобой делать, Дымушка? Вот положат меня в больницу, кто будет за тобой смотреть? – говорила она кошке.

Но та лишь мурчала, крепче прижимаясь к животу.

Через неделю женщина заметила, что Дымка стала вялой. Она привычно подходила к миске, съедала несколько шариков и отворачивалась. Только пила чаще. Носик стал горячим. Маша испугалась, завернула кошку в полотенце и бросилась в ветеринарную клинику. Там обследовали, ничего серьезного не нашли, списали на стресс от смены обстановки. Но кошка хирела с каждым днем. Она совсем перестала есть и пила с трудом. Маша вызвала ветеринарную неотложку. Кошку забрали в клинику. Женщина провела там полночи, но пришлось вернуться домой, утром предстояло узнать, насколько опасна появившаяся в ней опухоль.

Маша рассчитывала, что успеет до вечера пройти обследование и навестить Дымку, но ее неожиданно госпитализировали. Весь день водили от аппарата к аппарату, что-то заново исследуя. Только через три дня она узнала, что врачи сильно удивлены результатом. Опухоли не было! Но ведь была, ведь брали пробы на гистологию!

Машу выписали с множеством рекомендаций. Из своей больницы она поехала к ветеринарам, у которых оставила свою Дымку.

К ней вышел седой врач:

— Сожалеем, мы сделали все возможное. У животного обнаружили быстро растущую опухоль. Попробовали удалить, но кошка умерла…

Маша вышла в дымчатые сумерки.

«Она спасла меня», — билась единственная мысль.

У двери квартиры ее ждал маленький белый котенок. Пушистый комочек громко пищал и требовал молока.

Елена Гвозденко

Источник: neinteresnogo.net

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓