Что-то в тоне Василисы показалось мне подозрительным, до этого она на работе так со мной не разговаривала, но я подумал, что это добрый знак…

Рецепт будущего. (Или как я из ветеринаров в повара подался).

Глава четвертая. Василиса и Змей Колбасыч.

Наступило воскресенье, по установленной с шефом договоренности, мой пока единственный выходной. В ресторане в воскресенье кухня обычно работает в полную силу, но не так интенсивно, как в пятницу вечером и в субботу. К концу дня поток заказов стихает и поварам делать особо нечего. И самое главное — в воскресенье нет поставок сырья, перерабатывать нечего, поэтому повар-заготовщик не особо нужен.

Обратной стороной подобного подхода явилось страшное напряжение сил и нервов в пятницу-субботу. Работы было столько, что я буквально валился с ног, когда пришел в субботу домой уже собственно в 10 минут воскресенья. Как я заснул, совершенно не помню, упал словно пьяный, прямо в одежде и проснулся в 11 утра от телефонного звонка с незнакомого номера.

  • — Спишь? — услышал я в трубке ласковый голос шефа-Василисы.
  • — Нет, — брякнул я, — с тобой по телефону разговариваю.
  • — Спасибо, Кэп! Ты сегодня днем занят? Важные дела есть?
  • — Да вроде нет.
  • — Ты сможешь подъехать на работу, буквально на пару часиков? Твоя помощь мне очень нужна.
  • — Ладно, я буду через пару часов, если ненадолго.
  • — Договорились.

Что-то в тоне Василисы показалось мне подозрительным, до этого она на работе так со мной не разговаривала, но я подумал, что это добрый знак. Придя в ресторан, я обнаружил Василису в мясном чулане, изучающую какой-то длинный буклет, напечатанный на дрянной бумаге. На столе были разбросаны какие-то распечатки, блокноты, записки, а также пара ручек и калькулятор.

  • — Привет! — бодро воскликнула шеф — Спасибо, что откликнулся.
  • — В чем дело?
  • — Да понимаешь, владелец требует для нового меню несколько видов колбас разработать. Хочет, чтобы на банкеты подавали огромное блюдо — типа ассорти колбасок. Он еще от прошлого шефа, немца Отто, этого хотел добиться. Но Отто колбаски в ресторане воспринимал как личное оскорбление и намек на стереотипы, связанные с немцами. Говорил: «Я фам колбаски приготофлю, когда у фас медфеди фотку ф самофарах будут подафать!» Так у нас тема и зависла, а недавно кто-то из друзей Евгеньичу наплел, что ел где-то в Англии колбасу-улитку в бараньей череве, — большую, во всю тарелку. И называлась она в память о какой-то пивной бочке — 50-дюймовая колбаса. Типа длина, если размотать «улитку», ровно 50 дюймов. Вот ему идея эта приглянулась, и теперь мне управляющая со вчерашнего дня мозг клюёт — «сделай 3-4 варианта, Михаил Евгеньевич в воскресенье вечером приедет и лучший выберет».
  • — А я тут при чем? Я колбасу делать не умею.
  • — Да я тебе все подскажу, мне просто из-за этого тяжело. — Василиса помахала мне правой рукой, на которой указательный и средний палец были замотаны общей повязкой. Пару дней назад Василиса довольно сильно порезалась моим ножом и теперь испытывала определенные трудности.
  • — Ну и попросила бы кого-нибудь еще. Ты хочешь сказать, мы тут за два часа управимся?
  • — Ребятам много банкетов отдавать нужно, им не до колбасы. И потом, когда в меню введем, тебе все равно эту колбасу делать придется. А так и время сэкономим на обучение, и заодно посмотришь, как шеф-повар новое блюдо изобретает, тебе полезно будет, — важно изрекла Василиса.
  • — Как же изобретает, когда тырит у неизвестных английских поваров? Поварское пиратство выходит?
  • — Твой испытательный срок еще не закончился или тебе работа уже не нужна стала? — холодно заметила Василиса. — Между прочим, ты только 5 дней отработал, а по графику у тебя 6/1 пока.
  • — Черт с тобой, давай по-быстрому, я еще отдохнуть хочу…
  • — Молодец, я в тебе не сомневалась. Ты в технике хорошо разбираешься?
  • — Если бы разбирался, то работал бы инженером, словно белый человек, — раздраженно огрызнулся я, происходящее нравилось мне все меньше и меньше.
  • — Ну на почитай и попробуй этот аппарат собрать, — махнула Василиса в сторону стоявшего в углу цеха странного агрегата, напоминавшего самогонный аппарат (до этого времени он стоял упакованный в целлофан и им никто не пользовался, и я как то даже забыл спросить, для чего он нужен).
  • — Мы к колбаскам чачу будем гнать?
  • — Это шприц для колбас, идиот. Его еще давно купили, он на складе пылился, а теперь про него вспомнили. Вроде должен быть хороший, электрический. Правда, судя по инструкции, он китайского производства — сказала Василиса без особого энтузиазма — Давай занимайся, а я пойду ингредиенты собирать.

Я взялся за инструкцию. Вроде бы все довольно просто — снизу мотор медленно вращаясь, толкает вверх по цилиндру поршень, выдавливая фарш через насадку в крышке цилиндра (насадка расположена сбоку крышки, что придает аппарату в собранном виде форму буквы «Г»). На насадку нужно одеть наконечник, соответствующий толщине выбранной оболочки (согласно маркировке), дальше в цилиндр запихиваем до 8 кг фарша, закручиваем крышку, присоединяем насадку с наконечником, на наконечник натягиваем оболочку колбасы (как чехол на зонтик). А дальше нажимаем на педаль, мотор крутится, давит поршень вверх, фарш выдавливается в оболочку и получается колбаса.

Молодцы китайцы, все сделали довольно доходчиво и с картинками (особенно мне понравилась картинка, изображающая натягивание оболочки на наконечник, её, похоже, взяли прямиком с упаковки презервативов). Я попробовал собрать аппарат и включить его без фарша. Он загудел, поршень пошел вверх с неприятным металлическим скрежетом. Если нажать на педаль посильнее, гул мотора усиливался, и поршень двигался быстрее. Когда поршень доходил до верха, мотор выключался автоматически, и нужно было нажать особую кнопку, чтобы поршень оттянуло назад для новой загрузки фарша.

В это время в цех вернулась Василиса, неся охапку пластиковых банок со специями. Похоже, она прошлась по всем станциям, кроме кондитерки, и выгребла все, что имелось в наличии.

  • — И как они без этого работать будут? — поинтересовался я.
  • — Справятся, я же ненадолго. Сейчас быстренько замешаем четыре вида фарша, сделаем по две колбаски каждого вида и домой пойдешь на любимый диван, — уверенно заявила шеф.- Ты с аппаратом разобрался?
  • — Да осталось выяснить, наконечник какой толщины устанавливать. Где там оболочка, какая на ней маркировка?
  • — Никакой, у нас оболочка натуральные бараньи кишки, черева называется. Их Санек-закупщик вчера с рынка приволок, ну ты знаешь такие, в соленом виде. Я их с вечера замочила, уже должны были отмыться от соли. Пойдем в камеру — они там стоят, заодно мясо заберем, которое я на колбасу отложила.

Мы пошли в камеру и принесли оттуда миску-полусферу с замоченной черевой (она была похожа на только что извлеченный пучок ленточных гельминтов), а также несколько гастроемкостей с мясом. Василиса углубилась в свои распечатки. Заглянув в них через плечо, я увидел, что это различные рецепты колбас, скачанные из интернета.

  • — Творишь, значит? В школе тоже так домашку «творила»? — ехидно поинтересовался я.
  • — Чтобы создать по-настоящему уникальное блюдо, надо изучить то, что создано до тебя — гордо произнесла

Василиса, обиженно надув губки. — Чё встал столбом, крути фарш пока свино-говяжий, а остальное мясо режь ножом на кубик в полсантиметра.

  • — Что это колбаса будет с ручной нарезкой? Мне и так напряга хватает, давай лучше все на мясорубку зафигачим.
  • — Поговори мне еще, давай делай быстрей.

Под чуткими окриками Василисы я изготовил четыре варианта фарша: свино-говяжий, свино-говяжий с бараньим языком, свино-говяжий с утиной печенью и свино-говяжий с олениной.

  • — Евгеньич любит, чтобы в блюде обязательно был «ингредиент побогаче», — пояснила Василиса. – Говорит, иначе гости не поймут.

Она заправила каждый фарш разными специями и другими составляющими, попутно диктуя мне состав каждой смеси и вес компонентов (я все прилежно писал в свой блокнот). Потом она ловко изготовила восемь маленьких котлеток, по форме напоминающих шоколадные конфеты, и пожарила их в горячем цехе. На вкус они были просто великолепны, и я бы затруднился выбрать, какой вариант лучше (видимо Василису не зря назначили шефом, кулинарных талантов ей явно было не занимать).

И тут началось самое веселое. Я установил на аппарат самый тонкий наконечник и попытался натянуть на него череву. Безрезультатно, черева явно была заметно меньшего диаметра (не толще указательного пальца), чем пластиковый наконечник. Видимо, указания про маркировку оболочки в инструкции написали не просто так. Василиса, следившая за моими потугами, стала давать советы:

  • — Перебери весь пучок, может, бараны были разного размера, там и потолще будут куски черевы. Водой промой, чтобы она растянулась. И вот еще, масла оливкового капни на наконечник, так оно лучше пойдет.

Промордававшись под нетерпеливыми указаниями Василисы минут 30, я натянул несколько метров черевы на наконечник аппарата.

  • — Ну, поехали! — звонко скомандовала Василиса и я нажал на педаль.

Аппарат загудел, но ничего не произошло.

  • — Он точно работает? — спросила Василиса.
  • — Я думаю, воздух выдавливает, сейчас пойдет фарш.
  • — Долго что-то, может, ты что-то не дожал, может, сильнее нужно?- произнесла шеф и наступила на мою ногу с педалью.

Аппарат хрюкнул и резко выплюнул здоровенную «змею» фарша прямо в стену цеха, изрядно обляпав стол, пол и меня с Василисой.

  • — Сильнее не нужно, — резюмировала Василиса. — Давай завязывай череву и нажимай плавненько-плавненько.

Я попробовал исполнить пожелание шефа, пока она аккуратно соскребала фарш со стены. Вначале все пошло неплохо, и у меня получилось сантиметров пятнадцать задуманной колбасы. Неожиданно черева застопорилась, сползая с наконечника, и фарш тут же разорвал колбасу.

  • — Растяпа! Надо было легонько помогать череве сходить с наконечника. Так же плавненько, аккуратненько, как будто чулки с девушки зубами стягиваешь. Мы так с тобой до утра не закончим. Сам же у себя выходной воруешь, — резюмировала Василиса.
  • — Знаешь что? Делай сама, раз такая умная! Вот становись сюда, жми на педаль и помогай череву стягивать. Ты-то, наверно, в чулках получше меня разбираешься.

Василиса встала на мое место и попыталась осуществить задуманное. Поначалу у неё все получалось, но затем падающий в поднос «змей» колбасы перекрутился и снова лопнул, обрызгав Василисе лицо и грудь.

  • — Тут так не получится. Надо в четыре руки. Становись сбоку за мной, я буду стягивать, а ты принимать колбасу и аккуратно укладывать на лоток, – сказала она.

Я занял требуемую позицию, со стороны это походило на игру в «твистер», только не на полу, а у стола. Совместными усилиями нам удалось добыть длинную колбасу без разрывов. Василиса торжественно измерила её рулеткой — 48 дюймов.

  • — Переделывать не будем. Он же её есть будет, а не вокруг талии примерять, — категорически заявил я.- Давай следующую.

Василиса согласно кивнула и мы продолжили. Следующие три часа пролетели незаметно. Черева непрерывно лопалась, приходилось собирать фарш, заправлять в аппарат и начинать заново. Мы оба основательно перемазались, воздух в цеху будто сгустился, пропитанный запахом специй, мяса и липкого пота. Сюда то и дело заглядывали повара, привлеченные нашими возгласами, криками и матом. Видимо со стороны это звучало чрезвычайно интригующе. Василиса свирепела все сильней:

  • — Ну, Саша, ну закупщик. Попадись мне только в понедельник. Купил он череву, я его на этой череве перед рестораном повешу! — негодовала она.
  • — Черева — дерьмо, все равно оборвется. Давай лучше из его кишок колбасу сделаем?
  • — Не отвлекайся, давай дальше, нежно и плавненько, не спеша, да вот так, вот так, смотри, как хорошо…

Наконец, все было готово, и Василиса устало выдохнула.

  • — Я в душ и переодеваться, колбасу отдай в горячий цех, пусть пожарят аккуратно, а я подойду декорировать и оформлять подачу. Ты пока уборкой займись.

Мясной цех и правда после сражения с «колбасным змеем» выглядел как декорации к фильму ужасов, не хватало только маньяка с бензопилой. Когда я уже заканчивал отмывать стены, в цех ворвалась Василиса. Без колпака, волосы растрепаны (казалось, что они стояли дыбом как на холке у бешеной кошки), глаза пылали гневом.

  • — Слишком пресно и без изюминки! Не хватает утонченности и яркости вкуса! Делайте еще, я не удовлетворен! — в ярости бормотала она. — Боров тупорылый, я бы его щас!

Она схватила мой мясной топор и со всей дури рубанула колоду. Лезвие на два пальца вонзилось в дерево. Василиса облокотилась на топор и повернулась ко мне.

  • — Иди домой! Завтра у тебя выходной, — срывающимся голосом сказала она — И китель себе нормальный купи, посмотри, на кого похож. Чё замер? Пошел вон, а то еще работу найду!

Только попав домой, я почувствовал, что смертельно устал. Сил раздеваться не было, я упал на диван и, уже проваливаясь в сон, сделал самое главное — ВЫКЛЮЧИЛ ТЕЛЕФОН!

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓