Беда только в том, что такие «светлые» периоды становились все реже и короче, а загулы все страшнее… На работе Таню очень жалели…

Женский коллектив…

У Тани на работе — восемь человек женщин, и, кого ни возьми, у всех в жизни проблемы.

Одна двоих детей тащит в одиночку, без мужа, без алиментов.

У другой — лежачая мама.

Третья вот уже десяток лет пытается родить, и все никак.

Четвертая в гражданском браке подвисла между небом и землей — рожать надо, возраст поджимает, а «муж» ни мычит ни телится…

У кого-то дома теснота — живут на пятидесяти метрах три с половиной семьи, с детьми и домашними животными.

В общем, завидовать некому.

У Тани тоже еще недавно все было плохо — муж сильно пил.

И, хотя все в один голос твердили Тане — уходи, мол, алкоголик — это навсегда, не порти жизни ни себе, ни ребенку — Таня все никак не решалась бросить своего пьяницу.

В светлые моменты муж был просто идеальным. И в глаза заглянет, и чай нальет, и слова скажет, какие надо, и в доме все сделает. Ребенок в нем, когда он трезвый, просто души не чаял.

Беда только в том, что такие «светлые» периоды становились все реже и короче, а загулы все страшнее…

На работе Таню очень жалели, входили в положение. Выслушивали, утирали слезы.

Советовали бежать от алкаша без оглядки. И только уже Таня решится бежать, соберется с силами, глядь — а дома вроде все налаживается. И снова по кругу…

И не было бы счастья — да несчастье помогло. В один из своих загулов муж попал в реанимацию, еле выжил, напугался до потери пульса — жить-то, как выяснилось, хочется всем. Вышел из больницы, закодировался.

— Да ерунда эта кодировка! — говорили Тане на работе девочки. — Сорвется! Рано или поздно.
Вот увидишь. И будет еще хуже.

Таня и сама уже устала верить. Однако в этот раз месяцы шли, а муж держался.

Стал просто другим человеком. С работы бегом домой, и ужин приготовит, и с ребенком займется. Ремонт затеял, постепенно вылизал всю квартиру, все своими руками — обои поклеил, кафель положил, полочки какие-то навесил.

Через год машину купили. На Таниной работе появилась вакансия с хорошей зарплатой — устроился, работал, все им были довольны.

Ребенка в 1 класс отвел, перед этим в ремонте класса участвовал, учительницу поразил в хорошем смысле слова своим рвением и талантами. В рот ни брал ни капли. На праздниках пил сок или лимонад. Даже лекарства на спирту не использовал.

— Ну наконец-то хоть у кого-то в нашем коллективе все хорошо! — улыбались Тане коллеги.

Муж просил второго ребенка, и Таня, глядя на его поступки, согласилась.

Проконсультировались с врачами, забеременели.

В свое время торжественно всем коллективом проводили Таню в декрет, подарили коляску, поздравляли, желали.

Буквально перед самыми родами на работе случился корпоратив. Таню тоже звали, но в тот вечер ей как-то не здоровилось, и муж пошел один. По своему обыкновению, пил лимонад и привычно уже отбивался от настойчивых предложений выпить ну хоть бокал шампанского.

И кто-то из этих женщин, вполне посвященных в ньюансы жизни этой семьи, из тех, кто еще недавно поздравлял уходящую в декрет Татьяну — потихоньку взял и налил ему в стакан с лимонадом водки.

Праздник же, пусть выпьет.

Кто это сделал, теперь не понять.

То ли та, которая забеременеть не могла много лет.

Или та, которую замуж не берут.

А может быть, та, которая на пяти квадратных метрах ютится с семьей.

Или мать-одиночка. Или все вместе договорились, хихикая, посмотреть, что будет.

Муж сорвался, жизнь у Тани с детьми под откос.

— С алкоголиками всегда так! — сочувственно вздыхают теперь на работе.
— Хоть и три года не пил, а все равно конец один. Она сама виновата, получила по заслугам.

Надо было сразу уходить.

И не рожать от алкоголика.

И не работать с мужем в одной компании.

И не пускать мужа одного на корпоративы.

И вообще, в жизни все гладко не бывает…

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓