А мы дураки смеялись…

Федор после выхода на пенсию перебрался в пригородный поселок, где купил себе небольшой домик, с участком.

-Тут и воздух посвежее и народ подобрее, да и вообще, устал я от городского шума и гама, — сказал он сыну, когда затеялся с переездом, — будет вам вместо садового участка! Будете ко мне почаще в гости приезжать и отдыхать от города, да и Полинку на лето можно привезти! Пусть ребенок по травке босичком побегает, а то в городе один сплошной асфальт и духота. А потом может и не только Полинку… — и Федор хитро смотрел на сына.

Сын Пашка поворчал немного на отца, но потом махнул рукой.

-Может оно и правильно! Живи там, раз тебе там больше нравится! Глядишь может и со здоровьем получше будет , да и соседи там такие же по возрасту, как ты, друзей себе хоть заведешь! А то живешь в доме, где соседей по лестничной площадке, сроду не знаешь!

Вот уже четыре года Федор хозяйничал в своем доме.

Теперь весной все Пашкино семейство заявлялось к деду, в гости, и дружно вскапывали огород и садили картошку. С грядками Федор справлялся сам. Сам растил помидорную рассаду, потом садил огурчики, сеял морковку , свеклу и приводил в порядок грядки с ягодой.

-Вот Полинку привезут, и как раз ягодка и поспеет, — улыбаясь , рассуждал Федор, заботливо поливая ягодные кустики.

А потом в течение лета почти каждую неделю Пашка, Иринка с маленькой Полинкой прикатывали попроведовать деда, помочь по огороду. Потом помыться в горячей баньке и посидеть в беседке с душистым чаем или бутылочкой пивка. А маленькая Полинка мирно спала на свежем воздухе в коляске.

Время шло и Полинка подросла. Ей уже исполнилось пять лет, и в этот раз ее решили оставить гостить у Федора на месяц.

В начале лета Пашка привез ее к деду.

-Ну что , принимай внучку, пусть поживет здесь на свежем воздухе, а то в городе дышать уже нечем!

-Вот и молоды , что надумали наконец то! – дед обнял Полинку, — ух какая большая стала! Прям красавица!

Полинка смущенно глянула на деда .

-Деда, а чего мы тут делать будем?

-Оооо! У нас тут дел вагон и маленькая тележка! – засмеялся Федор, — вот, например, вечером будем грядки с тобой поливать! А пока, я вот так в углу , за домом поставил для тебя качели и песочницу соорудил, так что можешь идти поиграть!

Полинка радостно взвизгнула и помчалась к качели.

-Ты поезжай и не переживай! – сказал он сыну, забирая вещи Полины и пакет с привезенными продуктами.

-Бать, мы на выходные приедем! Ирка переживает, как она тут будет? Первый раз же оставляем !–

Павел посмотрел в след убегающей дочери, потом попрощался с дедом и укатил.

На удивление, Полинка спокойно отнеслась к тому, что отец уехал, тем более, что у соседки Федора, Галины Степановны тоже гостила ее внучка Верочка, на год старше Полинки.

Девчонки быстро познакомились, подружились и теперь играли вместе. То на качелях качались около дома Федора, то убегали к тете Гале, где у нее стоял надувной бассейн.

Как и обещал дед, дел у них с Полинкой находилось полно.

По утрам, пока солнышко не поднялось высоко, ходили дергать сорняки на грядках, а вечерами занимались поливом грядок.

Правда терпения на прополку у Полины не хватало, и она убегала на качели. Дед только улыбался , глядя на убегающую внучку.

-Эхе-хе-хе! А я-то в твои годы помогал мамке, как большой! И грядки полол и поливал и даже картошку сам варил!

Днем дед хлопотал около печурки, готовя обед, а Полинка с Верочкй играли в тенистом углу двора с куклами и мишками.

Зато когда шли собирать ягоду, это занятие Полинка любила и с удовольствием помогала деду.

-Деда, а можно я прямо в рот буду собирать ? И тебе легче коробочку с ягодкой нести! – хитро улыбаясь, говорила она, отправляя спелую ягоду в рот.

Федор смеялся, глядя на внучку.

-И то дело! Одно слово, помощница!

Приближался День рождения Полинки. Ей исполнялось уже шесть лет.

-Ну ты прям совсем скоро большая будешь! – дед со значением посмотрел на внучку, — уже на будущий год в школу пойдешь! Ну так, что праздновать то будем сею знаменательную дату али как?! – он вопросительно глянул на нее и засмеялся.

-Ну деда! Конечно же будем! Так же нельзя чтобы день рождения и без праздника! – удивленно ответила Полина.

— И то верно! Вот я старый балбес! Ну тогда давай ка придумаем чем кормить будем мамку с папкой?

-А давай деда картошки вкусной нажарим! – предложила Полина.

-Ну как скажешь! Картошки так картошки! А мамка твоя приедет и нам салатов каких-нибудь наделает! — Засмеялся Федор, — я позвоню им и скажу, чтоб овощей привезли, будем есть покупные, пока свои то не созрели еще! На день рождение Полинки родители привезли не только овощи , но и кучу всяких вкусностей, фруктов и главное большой и красивый торт.

Полина пригласила Верочку и тетю Галю. Тетя Галя помогла деду нажарить картошки, как просила Полина, а Ирина нарезала салатов из привезенных свежих огурцов и помидор. В общем стол явно удался.

Ели картошку с салатами, запивали вкусным соком, потом пили вкусный чай с тортом.

Полине родители подарили красивое платье и велосипед.

Дед почему-то не подарил ничего, а только загадочно улыбнулся и сказал ,сидя за столом:

-А мой подарок я потом Полинушке подарю, просто к моему подарку нужно рассказать одну очень интересную историю самого подарка! Но эту историю я расскажу ей одной!

-Оооо, дед! – Пашка рассмеялся, — ты прям весь такой загадочный! Ну да ладно! Раз ей одной, значит ей одной!

-Деда! А это как сказка? – с придыханием шепотом на ухо спросила Полина.

-Да! Это как волшебная сказка! – тихо ответил тоже ей на ухо Федор, — вот вечером ляжешь спать, и я расскажу тебе эту сказку и подарю тебе свой подарок! Договорились? Пусть это будет наш секрет!

-Аха! – кивнула головой Полина и хитро посмотрела на родителей.

-Ну все! Одни секреты начались! – Засмеялась Ирина, — нам однако пора домой сбираться, а то дома тоже дел полно.

Дед с Полиной проводили родителей до машины, потом пошли убирать со стола. Они дружно перемыли всю посуду, не дав сделать это Ирине.

-Мы и сами с усами! – смеясь, сказал Федор, — что мы без рук что ли!? Правда же Полинушка?!

-Ага ! – кивнула головой Полина и Пашка с Иринкой рассмеялись.

-Я смотрю, ребенок домой вернется, прям абсолютно самостоятельный! – констатировал Павел.

Вот они и хозяйничали теперь в доме.

В общем пока они прибрались уже вечер наступил .

-Ну все! Беги мордочку умывай, ножки и все остальное в баньке да надо баиньки ложится! – сказал Федор, подавая Полине полотенце, — тебе помочь?

-Не деда, я сама, я же уже большая! А ты обещал сказку?! – Полина выжидательно посмотрела на деда, — а еще подарок!!

-Раз обещал, значить все будет! Беги, давай, в баньке водичка теплая!

Полина убежала в баньку , а Федор полез в дальний угол шкафа, где лежал дорогой ему подарок, который он хранил уже очень много лет.

Федор достал белую коробку, завернутую в полиэтиленовый мешочек и сел за стол. Развязал ленточку, вытащил саму коробку и открыл ее.

Из коробочки он бережно достал куколку. Она была высотой где-то сантиметром тридцать. С красивым фарфоровым личиком, в пышном розовом бальном платьице. Интересно, что платье было сшито из ажурных тоненьких кружев. Волосы куколки были уложены в красивую прическу и схвачены сзади розовой ленточкой. На фарфоровых ножках были надеты туфельки с бантиками, и в руках она держала свернутый веер.

-Ну вот и пришло твое время! – тихо сказал Федор, — как ты и говорила баба Наташа, достанется твой подарок самой любимой моей женщине. Конечно ,вначале я ее подарил своей жене Машеньке, но ее уже нет со мной, и теперь я ее вот подарю своей внучке Полинушке! Она будет любить, и беречь ее, как я все это время берег ее! – он аккуратно поставил куколку на ножки и расправил кружева на ее бальном платьице! — Ваш выход сударыня! – сказал он, склонил голову, — Вы как всегда прекрасны и очаровательны!

В это время услышав, что дед с кем-то разговаривает , в комнату заглянула Полина и от удивления застыла на пороге, увидев стоящую на столе куколку.

-Дедаааа! – шепотом сказала Полина, боясь спугнуть виденье, — это кто?

-А это…. знакомься… ее зовут Натали! – сказал Федор, — она фрейлина королевы и вот заглянула к нам ! – дед улыбнулся, — это как раз тот подарок, который я тебе обещал!

-Правда!!? – Полина как завороженная прижала руки к груди, и не отрываясь ,смотрела на куклу широко распахнутыми глазами. – Какая она красивая! Она, похожа на принцессу! Мне мама в книжке показывала!

-Ну что ж, пускай будет принцесса, раз ты так хочешь! – согласился Федор, — только будь с ней, пожалуйста, бережнее, а то нашей принцессе очень много лет!

-А сколько деда? – Полина села за стол и теперь внимательно рассматривала личико куклы, ее платье, туфельки и веер в руке.

-Оооо! –Федор задумался, — это надо посчитать! Вот пойдем, ты ляжешь в кроватку, а я тебе расскажу , как эта куколка попала ко мне, хорошо?!

-Пошли! – согласилась Полина, — только мы Натали возьмем с собой!

-Конечно! – Федор взял куклу аккуратно положил ее назад в коробку, и они с Полиной пошли в спальню.

Он поставил коробку вместе с куклой около стены на тумбочку рядом с кроватью Полины, — вот так! Пусть она тут стоит! В коробочке ей как-то привычнее и надежнее! Мы потом ей купим красивую коробочку, типа дворца и будет наша принцесса жить во дворце! А пока пусть так!

-Пускай! – согласилась Полина, — а теперь ты мне обещал рассказать про нее!

-Ну ложись и слушай! – Федор укрыл Полинку одеялом и сел на краешек кровати

Вообще-то я родился и вырос в деревне. Это уже потом, когда я стал побольше, моя семья перебралась в город, а так то я деревенский житель.

Мне тогда было лет пять, так же, как и тебе сейчас.

Деревня у нас была небольшая и мы знали почти всех жителей в ней. Мы пацаны, носились везде и были вкурсе всех событий и новостей.

Жила на краю нашей деревни одна бабушка. Звали ее бабка Наталья, но наши бабушки и мамы почему-то звали ее Барыня.

Почему Барыня? Никто из мальчишек не знал толком, но так вот называли.

Я как-то попробовал свою бабушку спросить, так та, рассердилась и прогнала меня с глаз.

Я бы , наверное так и не узнал этой тайны, когда однажды судьбы свела меня с бабушкой Наташей.

В то лето в лесу уродился большой урожай грибов, вот мы с пацанами и ходили почти через день за ними.

Мы собирались компанией, чтоб не страшно было, и ходили в лес всей кучей. Нет там то мы конечно разбредались, но следили чтобы никто не потерялся. Леса тогда богатые были, грибов всем хватало, хотя мы-то особо далеко от деревни старались не уходить, все одно страшновато было!

Тогда по лесам и волки, и медведи бродили…

И вот набрали мы грибов, и пошли обратно домой.

Мальчишки как-то заторопились и ушли вперед, а я плелся сзади один,.

Иду, значит я, короб мне бабушка заплечный сочинила, чтоб в руках тяжело не было. Я его полный набрал и плетусь потихоньку по тропинке.

Гляжу, а впереди меня бабкина спина маячит. Догоняю, а это наша Барыня с полной корзинкой грибов идет, ну прям еле тащит. Догнал я ее и говорю…

-Бабуль, а давай я тебе помогу!

А она на меня глянула и засмеялась.

-Да ты ж сам вон какую коробушку еле тащишь! Как же ты мне-то поможешь то?

А я огляделся по сторонам , гляжу дрын большой валяется. Я хвать его и говорю:

-Тогда давай вдвоем понесем, так-то все одно легче будет!

Она глянула на меня и засмеялась:

-Ну ты ж сметливый! И точно легче!

Продели мы этот дрын под ручку корзины, и пошли по тропинке домой.

Пришли, я корзинку затащил прямо в дом . Вот тогда я первый раз у нее в доме побывал.

Вот понимаешь, вроде комната, как комната, но вот все одно не так, как вот у нас дома! Понимаешь, у нее все как-то иначе было! Вот например, висят в углу иконки! Ну и у нас в доме тоже были1 А тут весь угол какими-то красивыми кружевами все украшено! Красиво так! Шкаф вот у нее стоял , в котором стояла посуда всякая красивая и полочки тоже все какими кружевами тоже украшены! Я прям аж обалдел, от увиденного! Я ж такого раньше-то никогда не видел!

-Садись, милок! — говорит, — чаем тебя напою! Да у меня еще и баранки есть!

— А в те года баранки это такая роскошь была, что прямо страсть! – дед усмехнулся, — ну я конечно и согласился!

Сели мы с ней чаевничать, ну я насмелился и спрашиваю:

-Баб Наташ, а чего это тебя наши бабы на деревне Барыней кличут?

А она на меня так посмотрела и ну смеяться, аж слезы из газ покатились. Сижу, я прям, как дурак, аж самому неудобно стало. Уши , чувствую, горят.

А она смеяться перестала, глаза платочком вытерла и говорит.

-Я сегодня устала, больно, далеко ходила! Ты давай ка вот через день то приходи, я вакурат горох перебирать буду, поможешь мне чуток, а я тебе и расскажу по Барыню! Договорились? Ну за одно и горохом поделюсь.

А надо сказать, что у бабки Натальи всегда такой горох урождался хороший! Вот прям, как она это только делала? Наши то бабы побаивались ее почему-то и спросить семян на рассаду у нее никто не насмеливался!

Ну я чай то допил, спасибо сказал и айда до дому, а сам пообещал ей , что приду помочь обязательно.

Вот через день я и примчался к ней после обеда, как только по дому все сделал.

Захожу , а она около сараюшки своей сидит на чурке, а перед ней на расстеленном полотнище куча гороха лежит. Его значит лущить надо да в короб собирать.

-Ааа, — говорит она, — Феденька пришел! Молодец, что умеешь слово держать, это по-рыцарски!

Я прям тогда аж грудь колесом выгнул, во мол я какой молодец то! Ну горох-то лущить дело не хитрое. Сел я на чурочку, миску поставил большую рядом и давай руками шустро так работать. А бабушка на меня смотрит и только головой покачивает. А сама сидит и так аккуратненько своими тоненькими пальчиками горох вылущивает

-Ох! – говорит, — сколько живу, а все одно руки мои к такой работе не привыкнут, прям хоть варежки надевай!

Ну я посмеялся. Представил, как это в варежках горох то лущить?! Мы ж тогда про холщовые перчатки для работы и не слыхали, только разве если умелая хозяйка связать могла перчатки для зимы себе или мужику своему, для пущего форса!! Так это ж опять из овечьей шерсти! А так-то варежки оно теплее зимой.

Ну вот. Сидим мы работаем. И тут бабушка Наташа и начала мне рассказывать, почему ее Барыней кличут на деревне.

— Родилась я милок , в городе в богатой семье! Отец мой был хозяином большого завода. Дом у нас был большой, двухэтажный. Да, да! Вот в таком доме я родилась. Вокруг меня всегда няньки и горничные были. Матушка моя , была очень красивая и вот что я помню, она музицировала на пианино. Батюшка очень музыку любил.

Росла я так до четырех лет. Помню, у меня нянюшка была Пашенька, ох и любила я ее и она меня. Мы с ней и гуляли вместе и спать, она мня укладывала. Матушке почему-то всегда не здоровилось, и я ее не часто видела. А вот с батюшкой встречалась за завтраком и за обедом. Остальное время мы с Пашенькой всегда были. Она мне сказки сказывала, песни пела. Сядет, бывало на диванчик, пока я с куклой вожусь, и вяжет крючком такие красивые кружева. Умелица была.

Все шло вроде хорошо. Но однажды поздно вечером прибежала ко мне напуганная Пашенька , подняла меня с кровати и сказала чтобы я быстро одевалась. А сама начала собирать мои вещи в баул.

Оделись мы, быстро из дома выскочили, а там нас уже дрожки ждали и рядом отец стоял. Взволнованный такой, но улыбался.

Обнял меня, поцеловал и говорит:

-Ты Наташенька поезжай с Пашенькой к нам в деревню, и обождите меня там! Я приеду позже!- усадил меня, рядом Пашенька села, он ей еще денег дал, и мы быстро уехали.

Уехали мы в наше деревенское поместье. Дом у нас там был, ну как сейчас вот дача, например. Дом не большой, с садиком, с качелями , баней и конюшней.

Помню в доме камин топили, холодно было , я так одетая и сидела в кресле.

А потом из города примчался ездок , и что-то тихо говорил Пашеньке, а у той от ужаса глаза такие страшные были.

На следующий же день она переодела меня в деревенскую одежду, которую ей наша стряпуха принесла. У нее дочка такая же, как я была. А мою одежку она ей отдала. Единственное, она мне ботиночки мои оставила. Запрягли опять дрожки, и мы опять куда-то поехали.

Я тогда начала спрашивать ее о батюшке, да только она все меня обнимала и все слезы вытирала. Потом правда сказала, что батюшка приедет потом, когда мы доберемся до нового места жительства.

Я потом до того устала от дороги, что уже и не помнила куда мы ехали. Меняли дорожные кареты, потом ехали вообще на телеге и все уезжали все дальше и дальше.

И вот мы, наконец, и доехали до какой-то деревни.

Там у Паши оказалась жила родственница, родная ее тетка Варвара. Она нас приютила, и мы у нее остались жить.

Паша как могла, объяснила мне, что теперь я не Казарина Наталья Всеволодовна, а Шахина Наталья Ивановна и что я теперь ее дочка! И что теперь , так надо всем говорить, кто бы меня не спросил.

Я конечно хоть и маленькая была, но поняла тогда, что с родителями моими что-то случилось, раз мы так далеко уехали и все время прятались. Мне ж тогда пять лет исполнилось, и я уже умела и читать и писать. Гувернантка у меня была замечательная, Машенька. Я рано научилась и читать и писать и на русском и по французски. В те дни на дворе бушевал 1917 год, везде горели пожары, жгли и грабили богатеев.

Все оставшиеся мои вещи Паша переменяла на обычную деревенскую одежду. Оставила только мою куклу, которую батюшка мне привез из Франции на мой день рождения. Она ее мне отдала, но попросила меня , чтобы я ее запрятала подальше , так чтоб никто ее не нашел.

Так я и росла среди крестьянских детей, но ведь породу-то ее же не спрячешь. И личико у меня было беленькое, и ходила я не так как они, и говорила не так. В общем как мы не прятались, но местным же жителям все одно видно было, что мы не их круга.

Когда начали допытываться, кто мы, да откуда мы. Пашина тетка быстро собрала нас и увезла вот сюда. Здесь у нее ее мать жила. Матери то уж не было, а вот домишко стоял. Она нас привезла, сказала всем соседям, что это ее племянница с дочерью, погорельцы, пострадавшие от гадов богачей. Сходила в Сельсовет и выхлопотала для нас документы, чтобы мы могли жить спокойно.

Вот с тех пор и стали мы тут жить.

Тут я и в школу пошла и повзрослела. Научилась работать, хозяйничать по дому, с животиной управляться. Как все ходила с ребятами работала в поле, хоть и тяжело мне все это было.

После окончания средней школы уехала в районный цент и закончила курсы на библиотекаря. И после окончания вернулась в свою же деревню. Да и куда бы я поехала то? Тут моя Паша была, а у меня кроме нее никого в жизни и не осталось.

Не знаю, какими оказиями, но до нас дошло письмо из города, где мы раньше жили, от отцовского помощника. Писал нам, что отца моего расстреляли, дом наш разграбили, а мама все -таки успела уехать за границу но вот куда и что с ней никто не знал.

Я, конечно, погоревала, поплакала, да что же делать то, нужно было как-то дальше жить.

Жить старались тихо, хотя Паша нам потом нормальные документы справила, но тогда всех очень сильно проверяли, и она все боялась, что про меня могут узнать, что я дочь богатого заводчика.

Да и я тоже старалась жить потихоньку. Работала в школе, в библиотеке. Много читала, занялась вязаньем, Паша меня вязать крючком учить начала.

А потом в школе я и познакомилась со своим будущим мужем, Коленькой. Он учительствовал в школе, преподавал математику. Приехал сам работать в нашу деревенскую школу по комсомольской путевке.

Молодость. Полюбили мы друг друга и поженились. Правда даже ему я ничего про себя не рассказывала, а рассказывала, ту историю, которую мы с Пашей сами придумали, про погорельцев и что от богатеев сбежали. А потому что не дай Бог узнали бы, что он встречается с дочерью врага, его бы ждал расстрел. Так раньше жестоко обходились!

Да видать время такое на нашу долю выпало , что не суждено нам было свое счастье испить полной чашей. Прожили мы вместе всего два года. Обидно было то, что деток нам Бог за это время так и не подал. Горевала я сильно, но что поделаешь, видно так суждено было. А потом началась война.

Коленька мой сразу ушел на фронт. Военные года мы пережили конечно тяжело, но пережили.

В школе тогда учителей не хватало и мне пришлось преподавать детишкам русский и литературу и в библиотеке работать.

А в 1942 году мне пришла страшная похоронка. Вот так я стала вдовой. Остались мы с Пашенькой опять одни!

Раз уж не дал мне Бог деток, так я всю свою любовь стала отдавать своим ученикам, которые ко мне за книжками прибегали в библиотеку и которых я учила. Я тогда возилась с ребятишками в школе с утра, до позднего вечера, чтобы пережить свою боль по погибшему мужу. Организовала кружок шитья для девочек, где мы из старых маминых платьев шили красивые наряды. Учила их, как красиво вязать крючком воротнички, обвязывать платочки, или юбочки. Меня же Паша моя научила вязать крючком. И так мне это понравилось, что я потом лучше ее вязать начала. Она все смеялась:

-Ученица превзошла учителя! – вот и девочек своих этому рукоделью тоже учила. Распускали какие то вещи и вязали воротнички, и потом щеголяли по деревне. Кроме этого организовала кружок, где учила всех желающих французскому языку.

И чтобы девочки мои видели, как нужно красиво выглядеть всегда, в школу я ходила нарядная, в темном платье, а оно у меня одно тогда было, и обязательно надевала красивый кружевной воротничок и манжеты. И меняла их. Получалось как бы у меня этих платьев много, смешно сейчас вспоминать, но мы тогда старались жить и хотелось выгладить красиво, хоть и война была. А потом еще и перчатки себе связала и берет.

Местные деревенские старушки глядя на меня все время ворчали:

-Поглядите ка , ну прям Барыня идет! Ишь как разрядилась! — они же помнили, как по деревне на колясках в былые времена катались богатые разряженные барыни.

Вот прозвище и прилипло. Они даже не подозревали, как близки были к истине. А я помалкивала. Видимо тот страх, что был всегда у нас с Пашей, так и остался внутри нас.

Паша моя, как-то незаметно состарилась, и когда мне было лет тридцать умерла и унесла нашу тайну с собой.

Ну а я вот только сейчас тебе и рассказала, что хранила столько лет! Просто наверное, прошло много времени и сейчас это уже мне ни чем не грозит!

Как-то уже после смерти Паши я решила навести порядок в доме и вытащила из моего тайника свою куклу. А потом нашла и Пашин тайник, за печкой, с книгами. Оказалось, что она в тайне от меня привезла с собой много книг, среди которых были книги н на французском. Я по ним язык свой восстановила и потом их и девочкам своим давала читать.

Вообще у нас в семье матушка моя постоянно разговаривала на французском ,и получилось так, что я начала разговаривать в начале на французском, а уж потом на русском.

Так что книги Паши мне очень пригодились. Спасибо ей, она вообще меня спасла и сохранила мне жизнь, когда отважилась увезти меня из дома! По сути то, если разобраться, она же мне никто! Просто работала у нас и нянчилась со мной! – она улыбнулась тогда, видимо вспоминая все это, а я сидел и как завороженный слушал ее.

Вот тебе и баба Наташа! Барыня! Оказалось, что она действительно была настоящей Барыней! А мы дураки смеялись!

После этого рассказа я стал чаще забегать к ней домой , чтобы чем то помочь, она ж одна и помочь ей было некому.

На деревне почему-то все сторонились ее, особенно бабки, хотя она ко всем всегда относилась нормально . Она ж многих в деревне учила когда-то.

А я все одно к ней бегал. Мы с ней вместе за шишками в лес ходили, вдвоем-то больше можно было принести, ими она печь топила. Помогал картошку копать осенью. Да и вообще дел всегда хватало. Меня хоть и дома нагружали, там тоже работы хватало, но я все равно умудрялся выбраться и сбегать и помочь бабе Наташе.

А она за то что я помогал ей, учила мня читать и писать, и я к семи годам уже читал книжки, которые она мне давала и даже знал немного на французском.

Когда я закончил первый класс, мои родители собрались переезжать в город. Отец ездил туда и устроился там на завод слесарить. Ему на первых порах там выделили комнату в семейном общежитии и потом обещали квартиру.

Перед отъездом я пошел к бабушке Наташе.

Она напоила меня чаем с баранками и вареньем.

-Ты главное Феденька учись хорошо! – напутствовала она меня тогда, — а когда закончишь школу, обязательно иди учиться дальше, человек с хорошими знаниями всегда найдет

Источник: neinteresnogo.net

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓